Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности на территории Ево-Яхинского участка недр

Экосистемы, 36: 148–161 (2023) https://ekosystems.cfuv.ru

УДК 502.5+581.55]:622.279(571.121) DOI 10.5281/zenodo.10377078

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности на территории ЕвоЯхинского участка недр

Оренбургский государственный университет Оренбург, Россия

grivko-ev@mail.ru, hammtam@mail.ru, liana09876543@mail.ru

По лесорастительному районированию Ево-Яхинский нефтегазовый участок недр относится к подзоне лесотундры, по геоботаническому районированию – к Северо-Надым-Пуровской ландшафтной провинции приподнятых таежно-болотных равнин, представленных сочетанием грядово-холмистых лишайниковых тундр с мерзлыми болотами и приречными лиственничными редколесьями. Большую часть лесопокрытой площади занимают редкостойные низкобонитетные лиственничные (Larix sibirica) и березовые (Betula pendula) леса V–Vа классов бонитета, характеризующиеся небольшой сомкнутостью крон и низкой продуктивностью. В лесных сообществах хорошо выражен лишайниковый покров и травяно-кустарничковый ярус. В качестве примеси в небольшом количестве встречаются сосна сибирская (кедр) и ель обыкновенная. Травяно-кустарничковый ярус разреженный, слабо сомкнутый. Проективное покрытие наибольшее в травянисто-кустарничковом ярусе, занятом осоками и ягодниками, а также в мохово-лишайниковом ярусе. В сплошном лишайниковом покрове с проективным покрытием 90–95 % преобладают кладина звездчатая, оленья (Cladina rangiferina) и цетрария снежная (Cetraria nivalis). Небольшими вкраплениями встречаются зеленые мхи: политрихум можжевельниковый (Polythrichum juniperum). Установлено, что состояние растительных сообществ, в пределах контрольных и условно контрольных пробных площадок на территории санитарно-защитной зоны, а также в зоне влияния объектов месторождения, не отличается от условно-фоновых пробных площадок. Обилие видов, скученность произрастания отдельных особей и фаза их вегетации соответствуют зональным особенностям и сезону. В техногенных поверхностных образованиях в виде песчаных обнажений в карьерах и насыпных техногенных грунтах при строительстве производственных объектов и дорог на переувлажненных участках растительный покров полностью уничтожен. Тем не менее, на всех пробных площадках были обнаружены значительные популяции краснокнижных представителей семейства осоковых, мятликовых, кладониевых и ивовых, косвенно отражающие незначительную степень антропогенной нагрузки на исследуемой территории. Таким образом, в результате фитоценотичеких исследований, проведённых на территории Ево-Яхинского участка недр, расположенном в подзоне лесотундры приподнятых таежно-болотных равнин получены новые данные, уточняющие видовой состав растительности этого региона.

Ключевые слова: нефтегазовый участок недр; естественные биоценозы; растительность лесотундры; проективное покрытие; виды воздействия.

ВВЕДЕНИЕ

Известно, что наиболее чутко на воздействие со стороны объектов добычи углеводородов реагирует растительность. Поэтому экологическим вопросам при разработке нефтегазовых месторождений уделяется большое внимание, проводятся экологические исследования, организуется система производственного экологического мониторинга (Мазур, 1991; Программа экологического мониторинга…, 2020) и дистанционного мониторинга (Корниенко, 2011). Для сохранения экологического состояния природных систем, размещение производственных объектов на территории производится с соблюдением существующих ограничений (Щеголькова, 2021). Известно, что добыча нефти и природного газа существенно влияет на компоненты окружающей среды Севера, почва депонирует загрязняющие вещества, которые затем поступают в растения и организм животных по пищевым цепям, сокращаются ареалы распространения биоты (Ильин, 1991; Дорожукова, 2004). Известны исследования российских ученых, характеризующие состояние растительного покрова в природных условиях (Ильина и др., 1985; Лапшина, 2004; Опекунов и др., 2012; Землянский, 2017). Зарубежные ученые исследуют взаимозависимость

ISSN 2414-4738 Published by V. I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

растительных сообществ и природно-климатических факторов в условиях Севера (Sveinbjörnsson, 2002; Hofgaard, 2004), состав травянистых сообществ (Hunt et al., 2004; Grime, 2006; Mayer, et al., 2009). При антропогенной нагрузке исследования ряда авторов показали, что наибольшей чувствительностью на источники загрязнения нефтегазовых месторождений обладают лишайники и багульник (Опекунова и др., 2012; Землянский, 2017; Опекунова и др., 2018). Тем не менее, краснокнижная флора Ямало-Ненецкого автономного округа представлена двадцатью семью семействами покрытосеменных растений, шестью семействами папоротникообразных, одним семейством плауновидных, шестью семействами моховидных и четырьмя семействами лишайников (Красная книга…, 2010). Однако вопросы трансформации растительных сообществ в условиях техногенной нагрузки на Севере региона изучены недостаточно.

Цель наших исследований – оценить состояние естественных фитоценозов на территории мелкого Ево-Яхинского участка недр в условиях антропогенного воздействия.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Комплекс работ по производственному фитомониторингу включал исследование состояния исходных растительных сообществ в условиях антропогенной нагрузки на площади 40 км2. Экологическая оценка состояния растительного покрова проводилась визуально на 14 пробных площадках (ПП) размером 10×10 м и для древесных форм 20×20 м, среди которых две пробные площадки условно фоновые (одна для торфяников, а вторая для смешанного леса и редколесья). Для травяно-кустарничкового яруса на закладываемых учетных геоботанических площадках определялись: видовое разнообразие, общее проективное покрытие, обилие по семибальной шкале Друде, для древесно-кустарниковой растительности (при наличии) контролировались: видовое разнообразие, соотношение древесных пород, сомкнутость полога, наличие или отсутствие грибов сапрофитов и паразитов на стволовой части и поверхности ветвей. Для расчета общего проективного покрытия визуально учитывалось отношение проекций всех растений на исследуемом участке (за вычетом просветов между листьями и ветвями) к общей площади, принимаемой за 100 %. Использованы результаты регулярных учётов за весенний, летний и осенний периоды 2021– 2022 годов.

  • работе использовались следующие ресурсы: для сосудистых растений – Популярный атлас-определитель. Дикорастущие растения (Новиков, 2002) и Определитель листостебельных мхов Центральной Сибири (Бардунов, 1969), для лишайников – Учебный определитель лишайников Средней России (Мучник, 2011).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Исследуемая территория – это Ево-Яхинский участок недр, который расположен территориально в Пуровском районе Ямало-Ненецкого автономного округа. Лицензионный участок представляет собой пологоволнистую заболоченную равнину с абсолютными отметками от + 35 м до + 70 м на водоразделах. Участок находится в районе речных долин с комплексом террас и поймой озерно-аллювиальных равнин и террас. На данном участке природно-территориального комплекса Заполярья сформировались природные экосистемы в условиях малой освоенности этого края. Здесь очень низкая плотность населения, поэтому природные био- и зооценозы не подвергаются антропогенной нагрузке, но формируются в суровых природно-климатических условиях.

Климатические условия территории подвергаются влиянию холодного северного моря, многолетней мерзлоты, высокого уровня циркуляции воздушных масс и теплового баланса подстилающей поверхности. В результате складывается континентальный климат с морозной долгой зимой и коротким холодным летом, непродолжительной весной и осенью.

Атмосферные осадки обильные, поэтому они являются основными источниками питания водных объектов. Основной водной артерией Ево-Яхинского участка недр является река

149

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

Евояха, которая имеет многочисленные притоки. Местность заболочена, внутри болот формируется много крупных и мелких озер. Залесенность участка 45–60 %, преобладает северная тайга с лесотундровыми и безлесными участками (ели, лиственница, реже – кедр, береза, сосна).

Ево-Яхинское месторождение углеводородного сырья площадью 40 км2 открыли еще в 1980 году. В 1993 году выдали лицензию на разработку газоконденсатного месторождения до 2034 года, и в настоящее время идет интенсивная добыча природного газа и конденсата. Поэтому естественные фитоценозы оказались в условиях техногенной нагрузки. Антропогенное воздействие в определенных условиях способно привести как к олуговению тундры, так и к деградации растительности. При этом деградация происходит, если воздействие имеет площадной характер как при строительстве крупных объектов или выпасе, или же более высокую интенсивность (загрязнение отходами производства, нарушения вдоль дорог).

Ево–Яхинский участок недр расположен в подзоне лесотундры с приподнятыми таежно-болотными равнинами. Здесь встречаются грядово-холмистые лишайниковые тундры с мерзлыми болотами в понижениях рельефа и сосновыми лесами на крутых берегах рек и лиственничными редколесьями в поймах рек.

На территории имеются многочисленные современные аллювиальные отложения в виде хорошо сортированных мелкозернистых песков, которые разрабатываются как строительный материал на участке недр. В геологическом отношении с поверхности четвертичные отложения представлены верхненеплейстоценовыми озерно-аллювиальными отложениями второй надпойменной террасы (супеси, пески, суглинки) и аллювиальными отложениями первой надпойменной террасы (супеси, пески, суглинки, торф).

Почвенный покров территории сформировался в условиях геологической среды, избыточного увлажнения, вечной мерзлоты, низких температур атмосферного воздуха и северной растительности. Здесь распространены болотные почвы и торфяно-глеевые почвы бугров.

Флора территории представлена 310 видами сосудистых растений светлохвойной тайги, где произрастают лиственницы и сосны, а также темнохвойной тайги, где преобладают кедр

  • ель. Кустарники и лиственные растения представлены ивой древовидной, осиной и березой. В ходе проведенного исследования идентифицировано 30 видов сосудистых растений (из них 27 видов покрытосеменных растений, 3 вида моховидных растений) и 4 вида лишайников (Бардунов,1969; Новиков, 2002; Красная книга Ямало-Ненецкого автономного округа…,

2010; Мучник, 2011).

    • природных условиях большую часть лесопокрытой площади занимают редкостойные низкобонитетные лиственничные (Larix sibirica) и березовые (Betula pendula) леса V–Vа классов бонитета, характеризующиеся небольшой сомкнутостью крон и низкой продуктивностью. В лесных сообществах хорошо выражен лишайниковый покров и травяно-кустарничковый ярус. В качестве примеси в небольшом количестве встречаются сосна сибирская (кедр) и ель обыкновенная. Травяно-кустарничковый ярус разреженный, слабо сомкнутый.
    • сплошном лишайниковом покрове с проективным покрытием 90–95 % преобладают кладина звездчатая (Cladonia stellaris) и оленья, а также, цетрария сосновая (Cetrana pinastri). Небольшими вкраплениями встречаются зеленые мхи: политрихум можжевельниковый

(Polythrichum juniperum) и аулакомниум болотный (Aulacomnium sp.).

На территории Ево-Яхинского участка недр в результате хозяйственной деятельности появились техногенные поверхностные образования в виде песчаных обнажений в карьерах

  • насыпных техногенных грунтов при строительстве и эксплуатации производственных площадок и дорог. Воздействие на растительный мир оказывается тремя группами факторов: механические, химические и физические.

Для исследований на территории были выбраны участки на различных расстояниях от объектов воздействия на растительность: 30, 200, 210, 3730 м от кустов скважин, 50 и 100 м от карьера, вблизи автодороги и временного жилого комплекса, 1440 и 2750 м от

150

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

производственных площадок. По природным комплексам учитывали фитоценозы на затапливаемой части поймы, крупнобугристом торфянике, в березовых, лиственничных и смешанных елово-лиственнично-березово-кедровых лесах различных сочетаний.

Характеристика пробных площадок или пунктов наблюдения за растительными сообществами приведена в таблице 1.

Таблица 1
Характеристика пунктов наблюдения за растительными сообществами
Описание местоположения Название растительной ассоциации
1УК 1440м севернее УКПГ Осоково-кочкарная затапливаемая
(установка комплексной подготовки
часть поймы
газа)
2К В районе ВЗ и С (временные Смешанное елово-березовое редколесье
здания и сооружения)
3К В районе УКПГ, ВЗ и С, и В ЖК Крупнобугристый торфяник кустарничково-
(временный жилой комплекс) мохово-лишайниковый
4К В районе куста № 86 скважин и
площадки ВЗ и С №2 (ПБО – Лиственнично-ерниково-лишайниковое редколесье
Промышленно-бытовые объекты)
5К В 210 м юго-западнее куста № 83 Смешанный березово-елово-лиственничный
кустарничково- зеленомошный лес
6К В 210м юго-восточнее куста № 81 Смешанное елово-лиственничное кустарничково-
лишайниково-моховое редколесье
7УК В районе узла пуска и приёма
средств очистки и диагностики Лиственничная ерниково-лишайниковая редина
(УППСОД) и куста № 82
8К В 300м юго-западнее куста № 84 Крупнобугристый торфяник кустарничково-
мохово-лишайниковый
9К В 200 м южнее куста № 85 Березово-лиственничное с кедром и елью
кустарничково-лишайниково-моховое редколесье
10УФ В 3,73 км северо-западнее Смешанный березово-лиственничный
куста № 84 зеленомошный лес
11УФ В 2,75км южнее площадки Крупнобугристый торфяник кустарничково-
ВЗиС№2(ПБО) мохово-лишайниковый
12К В 50 м северо-западнее карьера Крупнобугристый торфяник
№ 4 кустарничково-мохово-лишайниковый
13К В 100 м южнее карьера № 2 Смешанный елово-лиственничный кустарничково-
зеленомошный лес
14К В 30м севернее куста № 82 Смешанное елово-лиственничное кустарничково-
лишайниково-моховое редколесье
  • районе 84 скважины пробная площадка была выбрана, как условно фоновая для древесно-кустарникового яруса, а скважина 2 с временными зданиями, сооружениями и промышленно-бытовыми объектами, как условно фоновая для травянисто-кустарничкового яруса. Участки 1 и 7 находились на значительном удалении от промышленных объектов, поэтому мы их определили как условно контрольные.
  • соответствии с техногенной нагрузкой, изменяющей места распространения типичных фитоценозов, выбранные площадки можно классифицировать следующим образом:

— техногенные поверхностные образования в виде песчаных обнажений в карьерах и насыпных техногенных грунтов при строительстве производственных площадок и дорог на переувлажненных участках. Здесь растительный покров значительно подвержен техногенному воздействию;

151

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

  • территория санитарно-защитных зон производственных объектов и охранных зон линейных объектов. Территория подвергается химическому воздействию при выбросах загрязняющих веществ в атмосферный воздух и физическим воздействиям (шум).
  • территория зоны влияния с остаточными воздействиями на растительный мир;
  • территория с естественными условиями обитания растений и животных.

Результаты наблюдений за растительным покровом на отдельных площадках за вегетационный период в 2021–2022 годы приведены в таблицах 2–3.

Таблица 2

Результаты наблюдений за травянисто-кустарниковым ярусом

на территории Ево-Яхинского участка недр

Средняя Сомкнутость Обилие Проективное
Виды растительности высота, кроны, Друде,
покрытие, %
м доля балл
1 2 3 4 5
1УК
Травянисто-кустарничковый ярус
Пушица влагалищная – Eriophorum
vaginatum L. Sol 0,02
Осока кругловатая – Carex ruesanensis Kudo Un 0,01
Осока шнурокорневая – Carex chordorrhiza Sol 0,025
Пушица многоколосковая – Eriophorum
angustifolium Honck. Cop1 0,2
Осока острая – Carex acuta L. Cop1 0,2
Осока мечелистная – Carex ensifolia Sp 0,1
(Gorodkov) Holub
Древесный ярус
Береза бородавчатая – Betula pendula Roth 3 0,01
Лиственница сибирская – Larix sibirica L. 3,2 0,3
Ель сибирская – Picea obovata L. 2,5 0,2
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,6 Un
fruticosus L.
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Un
Травянисто-кустарничковый ярус
Арктополевица широколистная – Cop 2 0,5
Arctagrostis latifolia L.
Хвощ полевой – Equisetum arvense L. Un 0,001
Осока кругловатая – Carex ruesanensis Kudo Sol 0,01
Осока шнурокорневая – Carex chordorrhiza Un 0,001
Пушица многоколосковая – Eriophorum Sp 0,01
angustifolium Honck
Кострец вогульский – Bromopsis vogulica Sol 0,01
(Socz.) Holub
Осока мечелистная – Carex ensifolia Un 0,001
(Gorodkov) Holub
Мохово-лишайниковый ярус
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,5
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L .
Древесный ярус
Береза бородавчатая – Betula pendula Roth 1,6–2,3 Un 0,001
Лиственница сибирская – Larix sibirica L. 3,4 Un 0,001

152

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

Таблица 2 (продолжение)

1 2 3 4 5
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,5 Sp
fruticosus L
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Sp
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum decumbens Sp 0,1
L.
Кобрезия субголарктическая – Kobresia
simpliciuscula var. subholarctica (Egor.) A.E. Sol 0,012
Kozhevnikov
Осока кругловатая – Carex ruesanensis Kudo Sol 0,04
Водяника черная – Empetrum nigrum L. Sol 0,0021
Мохово-лишайниковый ярус
Лишайники: кладония оленья, лесная –
Cladina rangiferina, sylvatica L., цетрария 0,84
или кладония снежная – Cetraria nivalis
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,11
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L..
Древесный ярус
Лиственница сибирская – Larix sibirica L. 5,4 0,01
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum decumbens 0,1
L.
Кобрезия субголарктическая – Kobresia 0,1
simpliciuscula var. subholarctica (Egor.)
Морошка – Rubus chamaemorus L. 0,2
Осока шнурокорневая – Carex chordorrhiza 0,001
Осока острая – Carex acuta L. 0,01
Мятлик болотный – Poa palustris L. Sp 0,1
Осока мечелистная – Carex ensifolia Sp 0,1
(Gorodkov) Holub
Водяника черная – Empetrum nigrum L. Sp 0,1
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: кладония оленья, лесная –
Cladina rangiferina, sylvatica; цетрария или Cop 0,3
кладония снежная – Cetraria nivalis
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum Cop 0,6
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
  1. УФ

Кустарниковый ярус

Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,4 Sp
fruticosus
Карликовая береза – Betula nana L. 0,2 Sp
Ива полярная – Salix polaris Wahlenb. 0,4 Sol
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum decumbens Sp 0,1
Кобрезия субголарктическая – Kobresia Sp 0,1
simpliciuscula var. subholarctica (Egor.)
Осока кругловатая – Carex ruesanensis Kudo Un 0,01
Осока шнурокорневая – Carex chordorrhiza Sp 0,011
Пушица многоколосковая – Eriophorum Sp 0,1
polystachion L.
Осока острая – Carex acuta L. Sp 0,15

153

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

Таблица 2 (продолжение)

1 2 3 4 5
Мятлик болотный – Poa palustris L. Sol 0,01
Кострец вогульский – Bromopsis vogulica Sol 0,01
(Socz.) Holub
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: кладония оленья, лесная –
Cladina rangiferina, sylvatica, цетрария или 0,5
кладония снежная – Cetraria nivalis
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,2
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
12К
Древесный ярус
Лиственница сибирская – Larix sibirica L. 3 Un
Сосна сибирская – Pinus sibirica Du Tour 1,9 Un
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,3 Sp
fruticosus
Травянисто-кустарничковый ярус
Толокнянка – Arctostaphylos Adans. Sp 0,21
Осока немногоплодная – Carex supina Willd. Sol 0,01
ex Wahlenb
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: кладония оленья, лесная –
Cladina rangiferina, sylvatica, цетрария или 0,5
кладония снежная – Cetraria nivalis

Торфяники исследуемых площадок имеют традиционно от трех до четырех ярусов. Наиболее характерными видами для травянисто-кустраничкового яруса выступают представители семейства осоковые и мятликовые. В частности, осока кругловатая, шнурокорневая, острая (Carex ruesanensis Kudo, chordorrhiza, acuta L.), осока мечелистная (Carex bigelowiis ssp. ensifolia (Gorodkov) Holub), мятлик болотный (Poa palustris L.), арктополевица широколистная (Arctagrostis latifolia L.), с островками краснокнижной кобрезия субголарктическая (Kobresia subholarctica Egor.). На второй площадке обнаружен в незначительных количествах хвощ полевой (Equisetum arvense). Единичными экземплярами кустарникового яруса являются ива полярная (Salix polaris), ольховник кустарниковый (Alnaster fruticosus) и карликовая береза (Betula nana L.).

По внешним признакам все растения оценивались как жизнеспособные, проявлений дигрессии или отмирания филло- и ризосферы не обнаружено. Следов механического повреждения или явного дехлогоза на территории санитарно-защитной зоны не отмечено.

  • типичным видам исследуемой территории древесного яруса относятся лиственница сибирская (Larix sibirica L.), береза бородавчатая (Betula pendula Roth) и даже ель сибирская (Picea obovata L.). Наиболее характерными мохово-лишайникового яруса выступают три вида мхов: Sphagnum, Polytrichum sp., Aulacomnium sp. и три вида лишайников: кладония оленья,

лесная (Cladina rangiferina, sylvatica), цетрария или кладония снежная (Cetraria nivalis).

Суммарно проективное покрытие достигает 90 %.

На исследуемой территории в древесном ярусе были идентифицированы сибирская лиственница и сосна. Изредка, на некоторых площадках, в древесном ярусе встречалась береза бородавчатая. Кустарниковый ярус представлен широколиственными и мелколиственными экземплярами карликовой березы, ольхи и изредка – ивы. Растительность расположена в четкие четыре яруса. Первый ярус – лиственница, сосна, изредка ель высотой от 2,0 до 4,4 м, береза бородавчатая от 0,9 до 4 м; второй ярус – ольховник кустарниковый, ива полярная и карликовая береза (от 0,3 до 0,6 м); третий ярус – травянисто-кустарничковый

154

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

Таблица 3

Результаты наблюдений за древесно-кустарниковым ярусом

на территории Ево-Яхинского участка недр

Средняя Сомкнутость Обилие Проективное
Виды растительности кроны, доля Друде,
высота, м покрытие, %
балл
1 2 3 4 5
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,6 Sol
fruticosus L.
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Sp
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum Sp 0,1
decumbens L.
Осока малоплодная или Седакова (Carex
sedakowii C.A. mey. ex. Meinsh. Steud. B. Sol 0,01
Boivin)
Хвощ полевой – Equisetum arvense L. Sol 0,014
Осока шнурокорневая – Carex Sp 0,1
chordorrhiza L.
Осока острая – Carex acuta L. Cop 0,3
Моховолишайниковый ярус
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,2
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
Древесный ярус
Береза бородавчатая – Betula pendula Roth 3,4–4 0,5
Ель сибирская – Picea obovata Ledeb. 2–2,6 0,2
Сосна сибирская – Pinus sibirica Du Tour 2,7–3,2 0,1
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,6 Un
fruticosus L.
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Un
Травянисто-кустарничковый ярус
Осока малоплодная или Седакова (Carex
sedakowii C.A. mey. ex. Meinsh. Steud. Sp 0,1
B.Boivin)
Брусника малая – Vaccinium minus (Lodd.) Sol 0,01
Worosch
Арктополевица широколистная- Sp 0,1
Arctagrostis latifolia L.
Пушица многоколосковая – Eriophorum Sp 0,1
angustifolium Honck
Княженика обыкновенная – Rubus Sol 0,01
arcticus L.
Моховолишайниковый ярус
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,2
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
Древесный ярус
Сосна сибирская – Pinus sibirica Du Tour 2,4 0,01
Кустарниковый ярус
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3–0,35 Sp 0,2
Ива деревцевидная – Salix arbuscula L. 0,6 Sol

155

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

Таблица 3 (продолжение)

1 2 3 4 5
Голубика обыкновенная – Vaccinium Cop 0,2
uliginosum L.
Травянисто-кустарничковый ярус
Кипрей узколистный – Chamaerion Sp 0,1
angustifolium L.
Пушица влагалищная – Eriophorum
vaginatum L. Sol 0,012
Хвощ полевой – Equisetum arvense L. Sol 0,01
Осока кругловатая – Carex ruesanensis Sol 0,01
Осока шнурокорневая – Carex chordorrhiza Cop 0,2
Пушица многоколосковая – Eriophorum
angustifolium L. Cop 0,3
Осока острая – Carex acuta L. Cop 0,2
Мятлик болотный – Poa palustris L. Cop 0,01
Осока мечелистная – Carex ensifolia Cop 0,2
(Gorodkov) Holub
Княженика обыкновенная – Rubus Cop 0,2
arcticus L.
7УК
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,6 Sol
fruticosus L.
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Sp
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum decumbens Sp 0,1
Пушица влагалищная – Eriophorum
vaginatum L. Sp 0,14
Хвощ полевой – Equisetum arvense L. Sol 0,01
Осока кругловатая – Carex ruesanensis L. Sp 0,13
Пушица многоколосковая – Eriophorum
angustifolium Honck Sp 0,12
Осока острая – Carex acuta L. Sp 0,14
Мятлик болотный – Poa palustris L. Sp 0,11
Осока мечелистная – Carex ensifolia Sp 0,15
(Gorodkov) Holub
Моховолишайниковый ярус
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,3
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
Древесный ярус
Береза повислая или бородавчатая – Betula 1,2–3,2 0,01 Sol
pendula Roth.
Кустарниковый ярус
Карликовая береза – Betula nana L. 0,3 Sol
Ива сизая – Salix glauca L. 0,6 Sol
Травянисто-кустарничковый ярус
Арктополевица широколистная – 0,013
Arctagrostis latifolia L. Sol
Пушица влагалищная – Eriophorum 0,02
vaginatum L. Sol
Осока кругловатая – Carex ruesanensis L. Sp 0,1
Осока шнурокорневая – Carex Sp 0,1
chordorrhiza L.
Осока острая – Care xacuta L. Cop 0,2

156

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

Таблица 3 (продолжение)

1 2 3 4 5
Кострец вогульский Bromopsis pumpelliana Sp 0,1
ssp. vogulica (Socz.) Tzvelev
Овсяница овечья – Festuca ovina L. Sp 0,12
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: Cladina rangiferina, 0,1
CI. sylvatica, Cetraria nivalis
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,2
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
10УФ
Древесный ярус
Береза бородавчатая – Betula pendula Roth 2,6 0,2
Сосна сибирская – Pinus sibirica Du Tour 5 0,4
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,6 Sol
fruticosus L.
Ива сизая – Salix glauca L. 0,5 Sol
Голубика обыкновенная – Vaccinium Sp 0,19
uliginosum L.
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum decumbens Sp 0,11
(Ait.) Lodd. ex Steud
Брусника малая – Vaccinium minus (Lodd.) Sp 0,16
Worosch
Хвощ полевой – Equisetum arvense L. Sol 0,01
Осока струнокорневая или плетевидная – Sol 0,05
Carex chordorrhiza L.
Осока острая – Carex acuta L. Sp 0,16
Вейник наземный – Calamagrostis Sol 0,02
epigejos L.
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: Cladina rangiferina, 0,1
CI. sylvatica, Cetraria nivalis L.
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,2
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.
13К
Древесный ярус
Лиственница сибирская – Larix sibirica L. 4,4 0,1 Sol
Сосна сибирская – Pinus sibirica Du Tour 3,4 0,6 Sol
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый Alnaster 0,5 0,6
fruticosus L.
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum Sp 0,12
decumbenz L.
Кострец вогульский – Bromopsis Sol 0,02
pumpelliana ssp. vogulica (Socz.) Tzvelev
Водяника черная – Empetrum nigrum L. Sol 0,01
Мохово-лишайниковый ярус
Лишайники: Cladina rangiferina,
CI. sylvatica, Cetraria nivalis L. 0,5
14К
Древесный ярус

Береза бородавчатая – Betula pendula Roth

0,9

0,0001

157

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

Таблица 3 (продолжение)

1 2 3 4 5
Кустарниковый ярус
Ольховник кустарниковый – Alnaster 0,5 Sp
fruticosus L.
Карликовая береза – Betula nana L. 0,2 Sp
Травянисто-кустарничковый ярус
Багульник стелющийся – Ledum Sp 0,1
decumbens L.
Осока малоплодная или Седакова (Carex
sedakowii C.A. mey. ex. Meinsh. Steud. Sp 0,1
B. Boivin)
Морошка – Rubus chamaemorus L. Sol 0,02
Осока кругловатая – Carexruesanensis Kudo Un 0,001
Осока шнурокорневая – Carex Sp 0,011
chordorrhiza L.
Пушица многоколосковая – Eriophorum 0,1
angustifolium Honck. Sp
Осока острая – Carexa cuta L. Sp 0,15
Мятлик болотный – Poa palustris L. Sol 0,001
Осока мечелистная – Carex ensifolia Sp 0,1
(Gorodkov) Holub
Кострец вогульский Bromopsis pumpelliana Sol 0,001
ssp. vogulica (Socz.) Tzvelev
Княженика обыкновенная – Rubus Sol 0,001
arcticus L.
Моховолишайниковый ярус
Лишайники: кладония оленья, лесная –
Cladina rangiferina, sylvatica L., Cetraria 0,6
nivalis L.
Мхи: Sphagnum palustre L., Polythrichum 0,1
juniperum Hedw, Aulacomnium turgidum L.

представлен багульником и ягодником (водяника, голубика, морошка, княженика), а также видами некоторых родов класса однодольных: Carex, Eriophorum, Poa, Calamagrostis. В четвертом мохово-лишайниковом ярусе доминируют лишайники рода кладония (Cladina rangiferina, CI. sylvatica), цетрария (Cetraria nivalis) и мхи зеленые (Sphagnum, Polytrichum sp., Aulacomnium sp.).

  • связи со сложным рельефом местности и его заболоченности, абсолютно фоновые участки выделить не представляло возможности. Поэтому условно фоновыми нами были выбраны участки, расположенные максимально удаленно ото всех производственных, промышленно-бытовых объектов и от наиболее сложных из них, к которым можно отнести УКПГ, УППСОД и карьеры. Анализируя древесно-кустарниковую флору исследуемого участка месторождений, сравнивая пробную площадку 10 (фоновый участок) с контрольными (2, 4, 5, 7, 9, 13, 14), можно сделать вывод, что только у площадки 4 отсутствует древесный ярус. Это может быть связано с наиболее негативным влиянием на растительность промышленных объектов УКПГ и кустовых скважин, а особенно их сочетательное воздействие. Тем не менее воздействие производственных объектов (УППСОД и кустовых скважин) на площадке 7 не явилось фактором уменьшения количества ярусов в древесно-кустарниковых сообществах. Видовое разнообразие в сравнении с фоновой площадкой отсутствует. А в травянисто-кустарничковом ярусе площадок 6 и 14 разнообразие даже больше.

Ягодники являются чувствительными элементами растительных сообществ лесотундры. Поэтому их отсутствие на площадках 1, 2, 4, 7, 9, 11 может объясняться наличием на этих участках промышленно-бытовых объектов.

158

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

Тем не менее, визуальный мониторинг пробных площадок не выявил механических повреждений крон, стволов и корней древесно-кустарникового яруса. Густота крон деревьев по сравнению с фоновыми площадками соответствовала для господствующих видов деревьев

  • кустарников в древостое. Травянисто-кустарничковая растительность представляла собой флористически полноценные сообщества различного сукцессионного статуса без признаков дигрессии. Морфологические признаки выявленных видов соответствовали средним статистическим параметрам ненарушенной растительности по флористическому разнообразию и проективному покрытию.

Также установлено, что состояние растительных сообществ, в пределах контрольных и условно контрольных пробных площадок на территории санитарно-защитной зоны, а также в зоне влияния объектов месторождения, значительно не отличается от условно-фоновых пробных площадок. Обилие видов, скученность произрастания отдельных особей и фаза их вегетации соответствуют зональным особенностям и сезону. Проективное покрытие наибольшее в травянисто-кустарничковом ярусе, занятом осоками и ягодниками, а также в мохово-лишайниковом ярусе. Поэтому можно утверждать, что производственные объекты не оказывают непоправимого воздействия на растительные сообщества исследуемой территории.

ВЫВОДЫ

  1. В соответствии с техногенной нагрузкой изменения природных ландшафтов разделяли на четыре группы: техногенные поверхностные образования в виде песчаных обнажений в карьерах и насыпных техногенных грунтов, территория санитарно-защитных зон производственных объектов и охранных зон линейных объектов, территория зоны влияния с остаточными воздействиями на растительный мир, территория с естественными условиями фитоценозов лесотундры.
  2. На данном этапе, после почти 30 лет освоения Ево-Яхинского участка недр, антропогенная нагрузка исследуемой территории, вызванная проведением строительных и эксплуатационных работ, не приводит к значимому ухудшению состояния существующих растительных сообществ
  3. По внешним признакам растения были оценены как жизнеспособные, проявлений дигрессии или отмирания филло- и ризосферы не обнаружено. Следов механического или химического загрязнения не отмечено.

4.Установлено, что состояние растительных сообществ, в пределах контрольных и условно контрольных пробных площадок, не отличается от условно-фоновых пробных площадок.

  1. Обилие видов, скученность произрастания отдельных индивидов и фаза их вегетации соответствуют зональным особенностям и сезону. Проективное покрытие наибольшее в травянисто-кустарничковом ярусе, занятом осоками и ягодниками, а также в мохово-лишайниковом ярусе.
  2. На некоторых участках встречались уникальные экземпляры краснокнижных представителей во всех ярусах. Это представители семейства осоковых, мятликовых, кладониевых и ивовых. Данные результаты могут служить обоснованием для вывода о достаточно низкой антропогенной нагрузке на исследуемой территории.

Список литературы

Бардунов Л. В. Определитель листостебельных мхов Центральной Сибири. – Ленинград: Наука. – 1969. –

  1. с.

Дорожукова С. Л. Оценка воздействия нефтегазодобывающей промышленности Тюменской области на окружающую среду: монография. – М.: Промнефтегазэкология. – 2004. – 32 с.

Землянский В. А. Растительность тундр Северного Ямала в условиях антропогенной трансформации. // Биоразнообразие экосистем Крайнего Севера: инвентаризация, мониторинг, охрана [Электронный ресурс]: III Всероссийская научная конференция: 20–24 ноября 2017 года – Сыктывкар: Издательство ИБ Коми НЦ УрО

159

Гривко Е. В., Гамм Т. А., Бикбаева Л. Л.

РАН. – 2017. – С. 23–26. – Режим доступа: https://ib.komisc.ru/add/conf/tundra/wp-content/uploads/tundra_reports_theses.pdf (просмотр 18.06.23)

Ильин В. Б. Тяжелые металлы в системе почва – растение. – Новосибирск: «Наука». – 1991. – 151 с. Корниенко С. Г. Оценка трансформаций природных ландшафтов Тазовского полуострова по данным

космической съемки // География и природные ресурсы. – 2011. – № 1. – С. 67–73.

Красная книга Ямало–Ненецкого автономного округа: животные, растения, грибы / [Отв. ред. С. Н. Эктова,

Д. О. Замятин]. – Екатеринбург: Издательство «Баско» – 2010. – 308 с.

Лапшина Е.Д. Флора болот юго–востока Западной Сибири. – Томск: Издательство Томского университета. – 2004. – 296 с.

Мазур И. И. Экология строительства объектов нефтяной и газовой промышленности. – М.: Недра. – 1991. – 279 с.

Мучник Е. Э. Учебный определитель лишайников Средней России: учебно-методическое пособие. – Рязань. – 2011. – 360 с.

Новиков В. С. Популярный атлас-определитель. Дикорастущие растения. – М.: Дрофа. – 2002. – 416 с.

Опекунова М. Г., Опекунов А. Ю., Арестова И. Ю., Кукушкин С.Ю., В. В. Спасский, М. А. Никитина, Е. Ю. Елсукова, Н. А. Шейнерман, И. С., Натбаев И. С. Использование методов биоиндикации и биотестирования в оценке экологического состояния территории газоконденсатных месторождений севера Западной Сибири [Электронный ресурс] // Вестник Санкт–Петербургского университета. Науки о Земле. – 2018. – С. 326–341. Режим доступа: https://escjournal.spbu.ru/article/view/2758 (просмотр 18.06.23)

Опекунов А. Ю., Опекунова М. Г., Арестова И. Ю., Кукушкин С. Ю. Оценка экологического состояния природной среды районов добычи нефти и газа в ЯНАО // Вестник Санкт – Петербургского университета. – Сер. 7.

– 2012. – С. 87–101.

Опекунова М. Г., Опекунов А. Ю., Кукушкин С. Ю., Арестава И. Ю. Индикаторы антропогенной нагрузки на природно-территориальные комплексы нефтегазоконденсатных месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа // Вестник Санкт-Петербургского университета. – Сер. 7. – 2007. – С. 124–127

Программа экологического мониторинга окружающей природной среды Ево-Яхинского участка недр в 2020–

2022 годах – ООО «Мобильная экологическая лаборатория». – 2020. – 129 с.

Ильина И. С., Лапшина Е. И., Лавренко Н. Н., Мельцер Л. И., Романова Е. А., Богоявленский Б. А., Махно В.

  • Растительный покров Западно – Сибирской равнины / [Ред. В. В. Воробьев, А. В. Белов]. – Новосибирск: Наука: Сибирское отделение. – 1985. – 251 с.

Щеголькова А. А. Пространственная организация освоения газовых ресурсов Ямальской нефтегазоносной области // Арктика и Север. – 2021. – № 45. – С. 61–74.

Hofgaard, A. Feedbacks between northern terrestrial ecosystems and climate // Polar Research. – 2004. – Vol. 124. – P. 23–25.

Sveinbjörnsson, B., Hofgaard A. & Lloyd A. Natural causes of the tundra – taiga boundary // Ambio Special Report. –

2002. – N 12. – P. 23–29.

A new practical tool for deriving a functional signature for herbaceous vegetation / R. Hunt, J.G. Hodgson, K. Thompson et al. // Applied Vegetation Science. – 2004. – Vol. 7, N 2. – P. 163–170.

Effects of grazing exclusion on species composition in high-altitude grasslands of the central Alps / R. Mayer, R. Kaufmann, K. Vorhauser [et al.] // Basic Appl. Ecol. – 2009. – Vol. 10. – N 5. – P. 447–455.

Grime J. P. Plant strategies, vegetation processes, and ecosystem properties. – Chichester; New York: Wiley. –

2006. – P. 1–460.

Integrated screening validates primary axes of specialisation in plants // Oikos Journal – 1997. – Vol. 79, N 2. – P. 259–281.

160

Оценка состояния естественных биоценозов типичной растительности

на территории Ево-Яхинского участка недр

Grivko E. V., Gamm T. A., Bikbaeva L. L. Assessment of the state of natural biocenoses of typical vegetation on the territory of the Evo-Yakhinsky subsoil plot // Ekosistemy. 2023. Iss. 36. P. 148–161.

Evo-Yakhinsky oil and gas subsoil plot belongs to the forest-tundra subzone in terms of forest-vegetation zoning; according to geobotanical zoning, it is classified as North-Nadym-Purovsky landscape province of elevated taiga-bog plains, represented by a combination of ridge and hill lichen tundra with frozen swamps and riverine larch sparse woodlands. Most of the forest area is occupied by sparse low-bonitet larch (Larixsibirica) and birch (Betulapendula) forests of V-Va quality classes, characterized by low crown density and low productivity. Cladinarangiferina (Cladinarangiferina) and Flavocetraria (Cetrarianivalis) dominate in the forests. Green mosses: juniper polytrichum moss (Polythrichum juniperum) grow in small patches. It was found out that the state of plant communities growing on the control and conditionally control trial plots both within the territory of the sanitary protection zone and in the zone influenced by the field facilities of the oil deposit, does not differ from the samples taken from conditionally background trial plots. The abundance of species, density of some growing individuals and their vegetation phase correspond to zonal peculiarities and season. The research proves that the vegetation in anthropogenic surface formations in the form of sandy outcrops in quarries and technogenic bulk soils cover was completely destroyed during the construction of industrial facilities and roads in zones with excessive water saturation. Nevertheless, substantial populations of red-listed representatives of sedge, meadow grass, cladonia and willow families were found at all trial plots, indirectly reflecting the insignificant degree of anthropogenic load in the study area. Thus, as a result of phytocenotic studies conducted on the territory of the Evo-Yakhinsky subsoil area, located in the forest tundra subzone of elevated taiga-bog plains, new data clarifying the species composition of vegetation of this region were obtained.

Key words: oil and gas subsoil area; natural biocenoses; forest tundra vegetation; projective cover; types of impact.

Поступила в редакцию 06.07.23

Принята к печати 04.10.23

161