Особенности распространения и характер пребывания красноголового королька (Regulus ignicapillus) на Западном Кавказе

Экосистемы, 36: 162–170 (2023) https://ekosystems.cfuv.ru

УДК 598.288.6 (470.62) DOI 10.5281/zenodo.10377121

Тильба П. А.

Особенности распространения и характер пребывания красноголового королька (Regulus ignicapillus) на Западном Кавказе

Сочинский национальный парк Сочи, Россия

ptilba@mil.ru

Представлены результаты изучения особенностей распространения и характера пребывания красноголового королька Regulus ignicapillus (Temminck, 1820) на Западном Кавказе. Красноголовый королёк на Кавказе населяет южные склоны Главного кавказского хребта. Его гнездование первоначально было установлено в 1986 году в Абхазии. В дальнейшем, гнездовые находки красноголового королька подтверждены на Западном Кавказе, в 2003-2010 годах. Красноголовый королёк населяет хвойные, а также низкогорные влажные лиственные леса с присутствием вечнозелёных древесных пород. Проникает также в зелёные насаждения населённых пунктов. Максимальные показатели плотности населения этого вида в низкогорных лиственных лесах достигают в отдельные годы 42,5 особей на км². В хвойных лесах она несколько выше – до 47,5 особей на км². Распространение красноголового королька выявлено до последних поднятий Большого Кавказа в его крайней северо-западной части у пос. Джубга, на высоте 200–300 м н. у. м., где находится изолированный участок его ареала. Установлено, что в среднегорных хвойных лесах красноголовый королёк встречается только в нижней их части до 1500 м н. у. м. Выше его сменяет другой вид – желтоголовый королёк Regulus regulus (Linnaeus, 1758). Вне периода размножения в осенне-зимний период и ранней весной хорошо выражены кочёвки красноголовых корольков, преимущественно в низкогорных широколиственных лесах и в культурных насаждениях населённых пунктов. В причерноморских колхидских лесах на местах гнездования птицы регистрируются круглогодично. Полученные сведения об особенностях распространения, численности красноголового королька, занесённого в Красную книгу Краснодарского края, представляют интерес для уточнения его современного природоохранного статуса, а также оценки взаимоотношений с близким видом – желтоголовым корольком.

Ключевые слова: красноголовый королёк, горные леса, ареал, Западный Кавказ.

ВВЕДЕНИЕ

Ареал красноголового королька включает Северо-Западную Африку, Европу, к югу до побережья Средиземного моря, Балканский полуостров, Крым, Малую Азию, западную часть Большого Кавказа (Степанян, 2003). Распространение его на Кавказе связано с горнолесными поясами южного макросклона Главного кавказского хребта, где встречается эндемичный подвид красноголового королька (Regulus ignicapillus caucasicus) (Степанян, 1998), населяющий низкогорные влажные лиственные леса с присутствием вечнозелёных древесных пород, а также хвойные лесные массивы. Стенобионтный характер использования местообитаний определяет его относительно узкий гнездовой ареал, который в западной части приобретает пятнистый облик и распадается на отдельные изолированные участки. Особенности его распространения выявлены ещё недостаточно полно. Требуют уточнения особенности географического и вертикального размещения птиц, использования ими различных лесных формаций в регионе. Вместе с тем, красноголовый королёк, как уязвимый, малочисленный вид, внесён в Красную книгу Краснодарского края (Тильба, 2017).

Цель работы – изучить особенности распространения и характер пребывания красноголового королька (Regulus ignicapillus) на Западном Кавказе.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Исследования проводились в западной части Большого Кавказа в низкогорных и среднегорных лесах Краснодарского края. Они осуществлялись на территории Кавказского заповедника (с 1976 г.), а после создания в 1983 году Сочинского национального парка, также в его пределах, вплоть до настоящего времени. Кроме того, изолированные сосновые насаждения были специально обследованы в весеннее время 1996 года в районе посёлка Лазаревское, а также в конце лета 1988 года в окрестностях посёлка Архипо-Осиповка и возле города Геленджик. В 2019 и 2021 годах осмотрены пихтарники северо-западной оконечности Главного кавказского хребта в окрестностях посёлка Джубга. Присутствие и обилие красноголовых корольков выявляли во время весенне-летних маршрутных учётов птиц на постоянных трансектах с использованием фиксированной полосы обнаружения видов (Романов, Мальцев, 2005). С 2010 по 2022 годы ежегодные учёты велись на маршруте длиной 7 км в Хостинской тисосамшитовой роще на высоте 200 м н. у. м. В 2016–2019 годах они осуществлялись на отрезке 4 км на северном склоне хребта Аибга на высоте 1257–1385 м н. у. м. Вне проведения количественных учётов для поиска красноголовых корольков использовали звуковые аттрактанты. Аудио записи красноголовых корольков, при которых удалось обнаружить птиц продекларированы на 35 точках. Положение точек регистраций особей определялось навигатором GMAP 60CSx.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Первоначально красноголового королька на Кавказе относили к пролётным, зимующим или к залётным видам (Вильконский, 1897; Сатунин, 1913; Степанян, 1965; Судиловская, 1954). Позднее с накоплением дальнейших сведений о его регистрациях, в литературе высказывалось мнение об оседлости красноголового королька в западной части Большого Кавказа (Степанян, 1998), а также о гнездовании этого вида в Западном Закавказье, к северу до Аше (Портенко, 1960). Однако, последнее заключение сделано, видимо, на основе экземпляра красноголового королька, добытого в окрестностях Аше в зимнее время (Степанян, 1965). В дальнейшем выводки красноголовых корольков находили у Сочи (Бёме, Степанян, 1974). Кроме того, они были обнаружены в горных пихтарниках окрестностей посёлка Красная Поляна на склонах хребта Аишхо неподалеку от кордона Кавказского заповедника «Пслух» на высоте 1300–1400 м н. у. м. Поведение птиц и физиологическое состояние добытых особей свидетельствовали о их гнездовании (Бёме, Степанян, 1974). В период регулярного обследования нами лесов колхидского типа в бассейне реки Хоста с присутствием вечнозелёных древесных пород в 1979–1992 годах красноголовые корольки регистрировались регулярно в апреле, мае, июле и августе, что предположительно свидетельствовало о их гнездовании (Тильба, 1996). В 1986 году гнездование красноголового королька установлено в Абхазии, в полосе предгорий в окрестностях Сухуми. Гнездо этого вида было найдено там 14 апреля в зоне городских насаждений (Маландзия, 1986). На вероятное его гнездование указывалось также в парковой зоне Пицунды и на Гудаутской равнине, где птиц отмечали в летнее время (Белик, 2015).

При нашем дальнейшем более интенсивном поиске красноголовых корольков в лесах бассейна реки Хоста, также удалось подтвердить его размножение. Гнездо красноголового королька с птенцами обнаружено 27.05.2003 года в Хостинской тисо – самшитовой роще в низкогорных широколиственных лесах с присутствием самшита колхидского (Buxus colchica) на высоте 200 м н. у. м. (Тильба, 2007), а 05.06.2010 года в этом же районе отмечен выводок из трёх молодых птиц, которых кормили взрослые. Кроме того, ещё одно гнездо красноголового королька найдено там же 01.06.2010 года (Перевозов, 2014). В период гнездования этот вид регистрировался также в парковых насаждениях города Сочи с участием хвойных древесных пород 01.06.2018 года в парке Дендрарий. Кроме того, красноголового королька отмечали в конце мая – июне северо-западнее – в лиственных лесах низовий реки Шахе (Перевозов, 2010).

Плотность населения этого вида в конце мая – начале июня в причерноморских низкогорных лесах колхидского типа колеблется в пределах 2,5–42,5 особей на км² (табл. 1).

Её наиболее низкие показатели в 2012–2015 годах совпали с деградацией и полным выпадением из лесообразователей самшита колхидского в связи с инвазией в Причерноморье

Таблица 1

Плотность населения красноголового королька в низкогорных причерноморских лесах с

присутствием самшита колхидского (Хостинская тисо – самшитовая роща)

Годы
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022
Особей 20 7,5 12,5 7,5 2,5 10,5 12,5 17,5 25 10 42,5 32,5
на км²

фитофага самшитовой огнёвки (Cydalima pespectalis), что привело к массовой гибели самшитовых лесов в 2014–2015 годах (Ширяева, 2015) и существенной перестройке в населении гнездящихся птиц (Тильба, 2021).

22.06.2019 и 15.07.2021 присутствие красноголовых корольков обнаружено также на удалении 150 км от известного гнездового ареала этого вида в Краснодарском крае на Шабановском перевале (Туапсинский район, окрестности села Горское) в Джубгском лесничествеве Дефановского участкового лесничества бассейна реки Синявка c координатами 44º 30´ 15,1´´ с. ш. и 38º 45´ 54,6´´в. д. (рис. 1).

Рис. 1. Размещение находок гнёзд и встречи красноголовых корольков в гнездовой период в южной части Кавказа

Во время обследования там лесных массивов на гребне Главного кавказского хребта молодых и взрослых птиц удалось привлечь на аудиозапись на высотах 290–300 м н. у. м. Местообитания красноголовых корольков в этом районе представляют собой свежий дубово-буковый пихтарник на склонах западных и северо-западных экспозиций с крутизной до 20– 30º (рис. 2 a, b). Пространственная структура насаждения характерна для коренного пихтового древостоя (Скрипник 2017). Обследованные лесные массивы не являются в этом районе однотипными. Чистые дубняки чередуются с дубово-пихтовыми участками, где пихта занимает от 20 до 70 долей в насаждениях, или встречаются только отдельные её деревья. Численность красноголовых корольков в этом районе была не высокой. В 2019 году из 9 аудио трансляций голоса птиц, привлечь их удалось только в трёх случаях (33,3 %), а в 2020 году – из 11 трансляций – только дважды (18,2 %). Есть также сведения о том, что красноголовые корольки могут проникать в летнее время и на северный макросклон Главного кавказского хребта, где они отмечались один раз в бассейне р. Малой Лабы (Белик, 2023).

Рис. 2. Местообитание красноголового королька на изолированном участке ареала в понижении Главного кавказского хребта на высоте 300 м н. у. м. в окрестностях посёлка Джубга (а) и взрослая птица на сухой ветке пихты (15.07.2020 г.) (b)

  • среднегорных пихтарниках южного макросклона Главного кавказского хребта красноголовые корольки регистрировались нами в период гнездования 18–21.05.2015 года на северных отрогах хребта Аибга с координатами 40º 37´ 38,3´´ с. ш. и 40º 20´ 48,7´´в. д. на высоте 1257–1385 м н. у. м., где проходила нижняя граница распространения хвойных лесов. При этом неоднократно отмечались токующие самцы, и пары птиц. Встречаемость их оказалась относительно высокой, на 19 аудио трансляций голоса птиц привлечь удалось в 8 случаях (42,1 %). На другом участке нижнего края хвойных лесов неподалёку от кордона Кавказского заповедника «Пслух» с координатами 40º 37´ 38,3´´ с. ш. и 40º 20´ 48,7´´в. д. на высоте 1257–1385 м н. у. м., где проводились маршрутные учёты численности лесных птиц, красноголовые корольки отмечались регулярно, а их плотность населения варьировала в различные годы в пределах 7,5–47,5 особей на км² (табл. 2).

Таблица 2

Плотность населения красноголового королька в среднегорных пихтарниках (начало июня)

в нижней зоне распространения хвойных лесов. Северный склон хребта Аибга

Годы
2016 2017 2018 2019
Особей на км² 7,5 15 22,5 47,5

Вертикальное распространение красноголового королька в горных районах по оценке BirdLife International, 2021, простирается до 1000 м н. у. м. Однако, в некоторых странах, в частности в Болгарии этот вид населяет хвойные и смешанные леса от 1200 до 2100 м н. у. м. (Нанкинов, 2011). В различных регионах Турции он встречается в пределах высот от 1000 до 2300 м (Roselaar, 1995). В Каталонии и Швеции наиболее высокая плотность населения красноголового королька отмечается от 600 до 1400 м н. у. м. (Wilk, Knaus, 2020).

На южном макросклоне Западного Кавказа ареал этого вида образует вертикальную дизъюнкцию. В низкогорных причерноморских лиственных лесах колхидского типа красноголовый королёк в гнездовой период населяет лесные массивы с присутствием вечнозелёных древесных пород, образованных самшитом колхидским, тисом ягодным (Táxus baccáta), лавровишней лекарственной (Prúnus laurocérasus) до высот 300–400 м. н. у. м. Выше, там, где распространены осветлённые лесные формации образованные дубравами, каштанниками, букняками для птиц подходящие гнездовые местообитания отсутствуют. Красноголовые корольки, исходя из наших многолетних наблюдений, в них не встречаются. Они появляются только в зоне нижнего края полосы тёмнохвойных лесов с 1100– 1200 м н. у. м., в пихтарниках. Но распространены в них ограниченно, не выше 1500 м н. у. м. (табл. 3).

Таблица 3

Распределение встреч красноголовых корольков на разных высотах н. у. м. в среднегорных лесах южного макросклона Главного кавказского хребта бассейна реки Мзымты (2015–2019 годы) в период гнездования

Количество Результаты наблюдений
Высота Доля встреч
Дата Местообитание точек Число
н. у. м. от общего
наблюдений встреч
числа, %
25.05.2017 Буково-пихтовый лес 1100– 7 3 8,3
1200
11.06.2016 Буково-пихтовый лес 1100– 4 1 2,8
1200
03.06.2019 Буково-пихтовый лес 1120– 5 15 41,7
1150
20.06.2018 Буково-пихтовый лес 1140– 6 5 13,9
1170
Прирусловый 1230–
04.06.2019 лиственный лес с 3
1570
куртинами пихты
19–24.05.2015 Буково-пихтовый лес 1250– 19 8 22,5
1385
11.06.2018 Буково-пихтовый лес 1257– 6 3 8,3
1385
10.06.2018 Пихтово-буковый лес 1501 3 1 2,8
20.05.2015 Пихтово-буковый лес 1502 1
04.06.2019 Пихтово-буковый лес 1650 1
04.06.2019 Пихтово-буковый лес 1790– 4
1920
Всего: 59 36 100

Не исключено, что в этом случае проявляется викариат красноголового королька с желтоголовым корольком (Regulus regulus), населяющим тёмнохвойные леса вплоть до верхнего предела их произрастания (рис. 3).

На большей части ареала красноголовый королёк является оседлым видом, смещаясь зимой из более северных его частей южнее и западнее, в целом оставаясь в пределах общего распространения (Тильба, 2020). Его оседлость предполагается в Крыму (Кинда, и др., 2003), указывается сейчас для Кавказа (Калякин, 2013). В западной Европе бывает хорошо выражен пролёт красноголового королька, а также известны его широкие после гнездовые кочёвки (Нанкинов, 2001). Предполагается наличие кочёвок этого вида вдоль северного и восточного Причерноморья (Смогоржевский, 2017).

На Западном Кавказе вне сезона размножения красноголовый королёк регистрировался в причерноморских лесах в районе посёлка Хоста (Кудашев, 1917), на участке Сочи-Хоста, а также в окрестностях Аше (Степанян, 1965), в районе Адлера (Schubert, 1986), у посёлка Лазаревское (Бёме, Степанян, 1974). Кроме того, его пребывание отмечалось в западной части красноголового королька (Regulus ignicapillus) на Западном Кавказе

Рис. 3. Особенности вертикального распространения красноголового и желтоголового корольков в лесных поясах гор на южном макросклоне Главного кавказского хребта в пределах Западного Кавказа

Абхазии (Белик, 2015). Достаточно характерен этот вид в зимнее время в гнездовых местообитаниях, где его численность на южном макросклоне Главного кавказского хребта в низкогорных лиственных лесах с участием самшита колхидского в 1980-х годах по данным февральских учётов варьировала в пределах 7–21 особей на км² (Тильба, 2002). Регулярно встречается он в осенне-зимний период и ранней весной в осветлённых дубовых и дубово-грабовых лесах с присутствием на стволах деревьев вечнозелёных лиан, в частности плющей: обыкновенного (Hedéra hélix) и колхидского (Hedera colchica) местам произрастания которых корольки отдают предпочтение. В такой обстановке красноголовые корольки неоднократно регистрировались в низовье реки Мзымты, в долинах рек Хероты, Кудепсты, Агуры, Хаджипсе, Псезуапсе, а также 16.01.21 года в Туапсинском районе у посёлка Сосновый.

Красноголовые корольки в зимнее время придерживаются также различных культурных насаждений в причерноморских городах и посёлках. Присутствие в них птиц также носит регулярный характер. В юго-восточной части российского Причерноморья красноголовые корольки регулярно регистрировались почти ежегодно с 1980-х годов до настоящего времени (табл. 4). Они встречаются среди уличных древесных насаждений, в парках, куртинах древесно-кустарниковой растительности на открытых участках, в садах.

Таблица 4

Встречаемость красноголовых корольков во время кочёвок и на зимовке в городском

ландшафте кавказского Причерноморья

Дата Населённый пункт и его Биотоп (обстоятельства
окружение нахождения)
Ноябрь – декабрь –
январь – февраль –
март 1985; 1987; Адлер Уличные древесные насаждения
1988; 1989; 1990;
1997; 1998; 1999
04.03. 2003 Адлерский аэропорт Заросли ежевики и редкие ивовые
насаждения у водоёма
08.01.2005 Адлер Кипарисы на городских улицах
01.10.2010 Сочи Кипарисы на городских улицах
Парк Дендрарий (птица погибла от
Конец декабря 2019 Сочи удара о шумозащитный дорожный
экран
Ноябрь – декабрь; Адлер, Имеретинская
март 1985; 2020; Древесные насаждения, сады
низменность
2021; 2022
28.01. 2021 Сочи Уличные древесные насаждения
Парк Дендрарий (птица погибла от
19.09. 2021 Сочи удара о шумозащитный дорожный
экран)
20.01. и 21.03.2022 Адлер Парк Южные культуры
23.02.2023 Адлер Заросли ольхи у пешеходной
дорожки
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, красноголовый королёк в пределах Кавказского региона распространён вплоть до последних поднятий Главного кавказского хребта в западной его части, где может образовывать изолированные очаги обитания в естественной среде на высотах 200–300 м н. у. м. Целостный гнездовой ареал этого вида в настоящее время установлен на южной стороне Кавказа в бассейнах рек Хоста, Мзымта. Его местообитания приурочены там к низкогорным причерноморским лесам колхидского типа с присутствием вечнозелёных древесно-кустарниковых пород и лиан в пределах высот 300–400 м. н. у. м. Выше наблюдается прерывистое распространение красноголового королька. Далее птицы населяют нижний край хвойных лесов с 1100–1200, но не выше 1500 м н. у. м. Красноголовые корольки отсутствуют

  • верхней части тёмнохвойных лесов, в интервалах высот 1500–1600–1920 м н. у. м., где проявляется их замещение желтоголовым корольком. Вне периода размножения в осенне-зимний период и ранней весной хорошо выражены их кочёвки, преимущественно в низкогорных широколиственных лесах и в культурных насаждениях населённых пунктов. В причерноморских колхидских лесах на местах гнездования птицы регистрируются круглогодично.

Список литературы

Белик В. П. К орнитофауне Пицундо-Мюссерского заповедника и его окрестностей // Орнитология. – 2015. – Вып. 39. – С. 5–47.

Белик В. П. Птицы южной России. Том 2: Воробьиные – Passeriformes. – Таганрог Издательство Южного федерального университета, 2023. – 618 с.

Бёме Р. Л., Степанян Е. Н. К биологии и распространению красноголового королька на Кавказе // Орнитология. – 1974. – Вып. 11. – С. 361–362.

Вильконский Ф. В. Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи // Императорское Московское об-во испытателей природы. Отдел зоологический. – 1897. – Вып. 3. – С. 1–121.

Калякин М. В. Красноголовый королёк. Полный определитель птиц европейской части России. Часть 3. – М.:

ООО «Фитон – ХХI», 2013. – С. 171–172.

Кинда В. В., Бескаравайный М. М., Дядичева Е. А., Костин С. Ю., Попенко В. Н. Ревизия редких, малоизученных и залётных воробьинообразных (Passeriformes) птиц в Крыму // Бранта. – 2003. – Вып. 6. – С. 25– 54.

Кудашев А. Е. Предварительный список птиц, наблюдавшихся мною в Сочинском округе Черноморской губернии // Орнитологический вестник. – СПб., 1917. – № 1. – С. 20–36.

Маландзия В. И. Гнездование красноголового королька в Абхазии // Вестник зоологии. – 1986. – № 3. – С. 87. Нанкинов Д. Н. Желтоголовый и красноголовый корольки в Болгарии // Русский орнитологический журнал. –

2011. – Т. 20, экспресс-выпуск 644. – С. 623– 638.

Перевозов А. Г. Гнездовая орнитофауна бассейна р. Шахе (Западный Кавказ) // Животный мир горных территорий. – М., 2009. – С. 401–405.

Перевозов А. Г. Орнитофауна Кавказского заповедника и сопредельных территорий // Труды Кавказского биосферного заповедника. 90 лет Кавказскому заповеднику. – 2014. – Вып. 21. – С. 109–171.

Портенко Л. А. Птицы СССР. Часть IV. Отряд Passeriformes – Воробьиные (окончание). – М.–Л.: Изд-во АН СССР. – 1960. – 315 с.

Романов В. В., Мальцев И. В. Методы исследований экологии наземных позвоночных животных:

Количественные учёты. – Владимир. Издательство Владимирского государственного университета. – 2005. – 79 с.

Сатунин К. А. Фауна Черноморского побережья Кавказа. Позвоночные // Труды общества для изучения Черноморского побережья. – СПб., 1913. – Т. 2, вып. 1. – С. 1– 190.

Скрипник И. А. Тёмнохвойные леса Северо-Западного Кавказа на западном пределе их ареала // Биологическое разнообразие Кавказа и юга России: Материалы XIX Международной научной конференции с элементами научной школы молодых учёных. (Махачкала, 4–7 ноября 2017 г.). Т. 1. – Махачкала, 2017. – С. 271– 273.

Степанян Л. С. Вопрос о пребывании красноголового королька Regulus ignicapillus (Temm.) на Кавказе // Орнитология. – 1965. – Вып. 7. – С. 489–491.

Степанян Л. С. Regulus ignicapillus caucasicus Stepanyan, subsp. n. (Regulidae, Aves) из Западного Кавказа // Зоологический журнал. – 1998. – Т. 77, № 9. – С. 1077–1079.

Степанян Л. С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). – М.: «Академкнига», – 2003. – 808 с.

Смогоржевский Л. А. К распространению и кочёвкам красноголового королька Regulus ignicapillus // Русский орнитологический журнал. – 2017. – Т. 26, экспресс-выпуск 1486. – С. 3425–3426.

Судиловская А. М. Семейство Корольки // Птицы Советского Союза. – Т. 6. – М.: Советская наука, 1954. – С. 126–141.

Тильба П. А. Красноголовый королёк на Западном Кавказе // Кавказский орнитологический вестник. – 1996. – Вып. 8. – С. 146–148.

Тильба П. А. Зимнее население и особенности размещения птиц в лесных поясах гор центральной части Западного Кавказа // Биоразнообразие и мониторинг природных экосистем в Кавказском государственном природном биосферном заповеднике. – Сборник трудов Кавказского государственного природного биосферного заповедника. – 2002. – Вып. 16. – С. 130–140.

Тильба П. А. Красноголовый королёк. – Красная книга Краснодарского края. Третье издание. Животные. –

2017. – С. 581–582.

Тильба П. А. Красноголовый королёк // Атлас гнездящихся птиц европейской части России. М: ООО

«Фитон – ХХI», 2020. – С. 627–628.

Тильба П. А. Изменения в структуре гнездового населения птиц низкогорных лесов Черноморского побережья Кавказа после выпадения из состава лесообразователей самшита колхидского // Устойчивое развитие особо охраняемых природных территорий. Сборник статей VIII Всероссийской научно-практической конференции (Сочи, 7–9 октября 2021 г.). Т. 8. – Сочи, 2021.– С. 355–365.

Ширяева Н. В. Самшит колхидский в Сочинском национальном парке: угроза существования, история проблемы и попытки её решения // Устойчивое развитие особо охраняемых природных территорий. Сборник статей II Всероссийской научно-практической конференции (Сочи, 2–4 декабря 2015 г.). Т. 2. – Сочи, 2015. – С. 349–357.

BirdLife International. Regulus ignicapillus (assessment in Europe). IUCN Red List of Endangered Species 2021. e.T22735002A166445678. [Электронный ресурс]. Режим доступа https://dx.doi.org/10.2305/IUCN.UK.2021-3.RLTS.T22735002A166445678.en. (просмотрено 20.07.2023).

Roselaar C. S. Songbirds of Turkey an atlas of biodiversity of Turkish passerine birds / Zoologisch Museum, Universiteit van Amsterdam. – 1995. – 240 p.

Schubert P. Einige bemerkenswerte Beobachtungen an der kaukasischen Schwarzmeerkuste bei Sotschi // Beitrag zur Vogelkunde. – 1986. – Band 32, Heft 3. – S. 186–187.

Wilk T., Knaus P. Common Firecrest Regulus ignicapilla // European Breeding Bird Atlas 2. Distribution Abundandance and Change. – EBCC, 2020. – P. 772–773.

Tilba P. A. Distribution and presence patterns of the common firecrest (Regulus ignicapillus) in the Western Caucasus // Ekosistemy. 2023. Iss. 36. P. 162–170.

The study gives the results of research of the distribution and presence patterns of the common firecrest (Regulus ignicapillus) in the Western Caucasus. This species inhabits the southern slopes of the Main Caucasus Range. Its nesting was originally documented in Abkhazia in 1986. Subsequent findings of nests in 2003 and 2010 confirmed the presence of the common firecrest in the Western Caucasus. The research revealed that the species inhabited coniferous forests and lowland moist deciduous forests with evergreen tree species. It can also penetrate green areas of human settlements. In some years, maximum population density of the species was registered as 42.5 individuals per km² in lowland deciduous forests. In coniferous forests the population density reached up to 47.5 individuals per km². The distribution of Regulus ignicapillus was found up to the last rises of the Greater Caucasus Mountains in the northernmost part of the region. It was traced up to the village of Dzhubga, where an isolated part of its range is located at an altitude of 200–300 metres. The common firecrest was found nesteding only in the lower part of the mid-mountain coniferous forests (up to 1500 m above sea level), while at higher elevations, it was replaced by another species, the goldcrest (Regulus regulus). Outside the breeding season, in autumn, winter, and early spring, significant movements of common firecrests were observed, primarily in lowland broad-leaved forests and in cultivated green areas of human settlements. In the Colchis forests of the Black Sea coast, the presence of firecrests was registered throughout the year in nesting sites. The obtained information regarding the distribution and population size of the common firecrest, a species listed in the Red Book of the Krasnodar krai, is of interest for further clarification of its current conservation status and for the assessment of the interactions with the closely related species – the goldcrest.

Keywords: Common Firecrest, mountain forests, habitat, Western Caucasus.

Поступила в редакцию 04.08.23

Принята к печати 04.10.23